Передо мной сидит роскошная женщина лет 52, хотя по ней не скажешь о ее возрасте: уж больно красивые игривые глаза. Благородная, грациозная, яркая с невероятными историями жизни. Стильная и вне времени, такая опытная девочка. И вдруг она мне заявляет: «Я не хожу в бассейн, хотя обожаю плавать.» Увидев мой удивленный взглад, продолжает: «Потому что другие увидят, какая я некрасивая».

Занавес.

«Я не достаточно…(женственная, добрая, нежная, умная, свободная, сексуальная, привлекательная, красивая)» и миллион чего еще. Я просто «не достаточная». Меня не достаточно.

Вероятно, это было бы забавно читать в глянцевом журнальчике, попивая кофеек, отнюдь – я слышу это от женщин разных возрастов, с абслютно разными историями, из разных стран, которые все в один голос утверждают, что «они недостаточны». Когда я это слышу, мне одновременно грустно, злобно, знакомо, отчаянно и я пытаюсь помочь. Как могу. Потому что мы все в одной лодке – этого непринятия, переживания «недостаточности» себя.

Потому я хочу поделиться личной историей своей борьбы с принятием, что уже звучит весьма нелепо и правдиво. Возможно, в ком-то их вас она откликнется и поможет. История личная, с соплями, которые я попыталась свести к миниму. Кого и это не устраивает – мои выводы – в самом конце.

Коллекционирование опытов

Мне на днях грянуло тридцать. Да, возраст крутой, мне нравится до невозможного. Хотя порой это не тридцать, а все пятьдесят: были практически все из любых опытов и состояний, которые могут прийти в голову. В большинстве из них я в ответе сама – мне было тяжело находиться в статике, и я изобретательно разбавляла ее разными опытами. Олимпиады, конкурсы красоты, колесить по миру с рюкзаком, встречаться с бандосами, жить на улице, переехать в другую страну, быть девушкой долларового миллионера (тут точно не вру), строить карьеру и не останавиваться. Никогда не останавливаться.

Вот как-то так:

принятие себя

Переломный момент
Венцом моей истории про принятие себя со своей красотой и уродством, чувствительностью и бойцовским характером, продуманностью и спонтаннностью на грани с отчаянным авантюризмом стала моя поездка в далекую страну.
Поехала я туда в конце года в награду за свой трудовой год и вообще – почему бы и нет: там меня еще не было. Колониальная архитектура, райские острова, фееричные краски, тропические запахи, музыка. Невероятная красота. Вот примерно так:

как принять себя

Я чувствовала себя красивой, успешной, юной, при этом невероятно уставшей и одинокой. Карьера шла в гору, равно как и мое недовольство собой. Внутренне я зудела от того, что недостатоно свободы, творчества и глубины. Тем не менее, я была относительно здорова и молода, чтобы это поменять или просто перестать об этом париться.

 

В тот день я возвращалась с дикого пляжа в местечко, где остановилась. Проходя мимо галерей, я зашла в одну из них. Очень странно организованное пространство, с невероятно красивыми и одновременно отпугивающими работами. Хозяйка галереи, она же художница, проводила меня взглядом, который я не могу забыть. Тяжелый, как захлопывающаяся крышка люка. Дьявольски манящий. Телесно горячий и отпугивающе пронзительный. Это был последний день года, до Нового года оставалось часов шесть.Новый год мы встретили интересно: все были в белом, а я в красном как кровь платье. И уже в новом году этого цвета было много в моей жизни – особенно после того, как я свалилась с довольно приличной высоты.

Занавес.

Лететь было этажа три в строительный материал. В этот момент жизнь не проходит мимо, не перелистываются мысленные страницы памяти – ничего не происходит, разве что дико страшно и думаешь: «Это все?» Когда я приземлилась, то первое, что стала кричать – «estoy viva!» Да, я была жива, но было непонятно, в каком я состоянии: я не могла подняться, ноги отнялись, было много крови, сломанное в разных частях тело, торчащие кости. Но самое страшное для меня было не это, а то, что я держала свою щеку у себя в ладони. Оттуда ручьем текла кровь, и тут я поняла, что это конец. Тот, который на самом деле просто пиздец. Ко мне подошли люди, много людей, особенно мне помог аргентинец с красивым голосом. Он звучал очень успокаивающе, когда я его спрашивала: «А я выйду замуж после этого?» На что он говорил, что конечно, и что все будет хорошо. Я хотела ему верить, но у меня не получалось. В этот момент мне просто хотелось сдаться и уснуть. Но уснуть не давала боль, которая нарастала после того, как я стала отходить от шока. Меня отнесли на носилках в машину скорой и повезли в ближайший госпиталь. Там большими, как мне казалось канатной ширины, нитками мед брат зашил мне лицо, сняли рентген рук, ног и чего только могли. Мы ждали парома, который приходит только на следующий день – история происходила на острове и до ближайшего госпиталя были часы по воде и часы по суше.

В меня вкололи много чего, боль не утихала, я пыталась схватить за руку любого: «правда все будет хорошо?» Три операции, 2 недели в больнице, встреча с разными докторами, но больше всего я ждала встречи с пластическим хирургом. Когда он, наконец, встретил меня и поменял швы, я спросила у него, когда проходят шрамы. Он был хорошим врачом и не стал мне врать: «Шрамы не проходят, они остаются навсегда.» И тут меня понесло – каждую свободную минуту, а когда ты прикована к кровати, у тебя их много, я смотрела в зеркало и ждала изменений. Ну вдруг «подрассосется», что-то станет заживать.

Меня выписали из госпиталя и мы поехали жить в красивое место на берегу океана. Красота вокруг меня не радовала, скорее вызыввла ярость, зависть и боль. Красота вообще стала чем-то относительным и крайне важным. Вот такая я была радостная после операции:

как принять себя

И еще вот такая:

как принять себя

Меня пугала эта новая «я» и я пыталась понять, зачем мне она. Понимание пришло лишь спустя время.

Когда реальность накрывает

Дальше больше – каждый день был пронизан новыми событиями, настолько болезненными, странными, что их стало невозможно переваривать и решать. Мне кажется, я в этот момент отдалась на откуп жизни – пусть она решает, куда мне. Это полностью противоречит тому, о чем я думала все эти годы: сражаться, бороться, добиваться. Теперь я не знала как «бороться» со стыдом, когда тебя везут на коляске, а все остальные такие высокие и у них так много возможностей. «Это не я», «это не со мной». Я продолжала по старинке бороться с новым миром, новой собой. Было очевидно, что я проигрываю, причем всухую.

как принять себя

И меня накрыло. Особенно, когда мы почти сутки летели домой, в Россию. И люди смотрели на меня как на персонажа тарантиновского фильма или европейского арт-хауса про лыжницу-неудачницу. И когда меня чуть ли не на руках несли в тесном «Пулково», которое вообще не предназначено для людей с ограниченными возможностями, и хроническое отсутствие пандусов, и неопределенность на работе и моих перспективах, ну а о личной жизни я вообще молчу. Вот такой женский замес творился в моей голове. Вдобавок, я не могла ходить, и все соответствующие в этим вещи, начиная с поесть и ходить в душ. «Это я не могу? Да сейчас!» – отзывалось у меня внутри. Я продолжала тарабанить в себя. Напрасно.

Принятие – часть трансформации

Когда что-то меняется, особенно резко и масштабно, это занимает время. Свое время, которое так отлично от того, как мы его воспринимаем. Изменения уже произошли, а ты за этим пытаешься как-то успеть, по-новому понимать свою жизнь. Такой repatterning, reconsidering. Такой редкостный пиздец. Зато какой интересный!

Наконец, что мне помогло и чему я научилась.

Не заходя в психологические камыши, вот так по-простому:

1. Хотя, нет, никаких перечислений, десяти принципов, пятидесяти советов, вот как-то так:

Дать любому опыту «раскрыться»

После любого нового опыта, когда что-то «не так», наступает некий переломный момент. Такое проживание «неизвестной территории», подвисшего состояния: такой как раньше уже нет, а какая новая – непонятно. В этих «нейтральных зонах» главное – не торопить события и позволять опыту «раскрываться». Во время проживания травмы, когда страх отошел, я стала смотреть на себя с меньшей жалостью и щенячьим сожалением: все происходящее – опыт, навыки и возможность экспериментировать с собой, не загоняя себя в рамки привычного.

mirror

«Переключить» восприятие времени

Мое внутреннее ощущение времени далеко не всегда совпадает с его реальным течением. Внутри я жду изменений «сейчас», тороплю события. Мне помогло «усомниться» и посмеяться над своим «требованиями» ко времени. Вдобавок, я стала меньше воспринимать его «линейность».

Находить поддержку и не растворяться в ней

Просить о помощи это не позиция «слабого». Попросить руку помощи стоит много сил и храбрости. Друзья очень поддержали меня: безусловно и очень щедро своим вниманием, временем и заботой. Они помогли сменить рамку для тех же обстоятельств, и жизнь стала в моем случае не только гораздо веселее, но также значительно свободней от внутренней критики.

как принять себя

Поддержка и забота творят чудеса, но в определенный момент мне стало необходимо самой находить подпитку изнутри, а не от других. То есть сделать внутреннюю точку опоры сильнее внешней и не бояться полагаться на нее. Как раз та самая позиция, что мне себя достаточно.

Позволить столкнуться с сопротивлением

Когда доктора разрешили мне начать ходить, я стеснялась новой себя: своего ковыляния, ходить в дурацких толстых сапогах, своего лица. Я боялась людей, их взглядов, осуждения. Тем не менее, очень помогло намеренно и нарочито выбраться в сложные условия: сходить потанцевать, открыть лицо, перестать закрашивать шрамы, разговаривать с другими, повернувшись «некрасивой стороной», позволять себе хромать и просто быть.

как принять себя

Слушать свое тело

Когда в голове бардак – лучшее время переключить внимание на тело. Оно не будет обпамывать, запутывать, порицать. Тело подскажет, предупредит, направит.

Играть

Вернее, игривость – без ложной серьезности позволить себе дурачиться, не морщиться на шалость других, праздновать свое несовершенство, как бы это помпезно ни звучало.

how to accept myself

Пересмотреть отношения с красотой

Под красотой я не имею в виду глянец и форму. Мне помогли и вдохновили подружиться с собой картинные галереи, созерцание природы, видеть красоту в обыденном и повседневном.

museum

 

История со здоровьем и косметикой шрамов длилась долго – года полтора, а то и два. За это время я поменяла место жительства, влюбилась, встретила мужа, обрела новых друзей, сменила карьеру, открыла бизнес, переехала в место с солнцем в 300 + дней в году, объездила много новых мест по миру, обрела новую семью и дала себе возможность развиваться так и в том темпе, который я хочу себе позволить. Полюбить и принять себя оказалось сложнейшей задачей, которую, наверное, невозможно выполнить на все 100, раз и навсегда. Зато точно можно, наконец, подружиться с собой. Пусть эта дружба будет настоящей, безусловной и понимающей.

happy